// Читаем статью...

Обзор прессы

Налоговая нагрузка на бизнес может увеличиться

На недавнем заседании правительства обсуждалась финансовая политика государства, которая в период кризиса была одним из ключевых инструментов регулирования и антикризисной поддержки экономики. Правда, одна составляющая финансовой политики не была задействована в полной мере с антикризисными целями — налоговая. Хотя государство и рапортовало о снижении налоговой нагрузки в кризис на 700 млрд руб. в 2009 году, но большей частью это было сделано за счет точечного регулирования, позволившего отдельным компаниям и отраслям оптимизировать налоговые схемы. Вместе с тем уже со следующего года вырастет один из ключевых сборов — страховые взносы. По мнению экспертов, опрошенных «Временем новостей», к серьезному пополнению казны это не приведет, а развитие экономики может затормозить. Между тем в правительстве начались разговоры о возможности нового увеличения фискальной нагрузки.

В начале этой недели представители Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) воспользовались встречей с премьером-министром Владимиром Путиным, чтобы заявить о своем беспокойстве в связи с заявлением вице-премьера и министра финансов Алексея Кудрина. Последний, по словам главы РСПП Александра Шохина, «растревожил бизнес заявлением, что если не удастся добиться бездефицитного бюджета до 2015 года, то будем повышать налоги». «Мы предложили ввести мораторий на повышение налогов при достижении задачи бездефицитного бюджета к 2015 году», — сообщил журналистам г-н Шохин.

Глава правительства пока не отреагировал на это предложение, а на встрече был настроен необычайно дружелюбно, благодарил предпринимателей за поддержку и содействие. И в свою очередь обещал поощрения — в виде поддержки экспорта, дальнейшего снижения бюрократической нагрузки. Премьер отдельно похвалил бизнесменов за проявленную человечность: «И что важно, в основном наши компании следовали принципам социальной ответственности, прежде всего это касается вопросов, связанных с сохранением кадрового потенциала, регулярной выплатой заработной платы, продолжением социальных программ».

В этой связи уместно напомнить, что вскоре взятые частным бизнесом социальные обязательства будут обходиться компаниям значительно дороже: с 1 января 2011 года вырастут ставки страховых взносов, заменивших в 2010-м единый социальный налог. Действующие ставки: 20% — Пенсионный фонд, 2,9% — Фонд социального страхования, 3,1% — Фонд обязательного медицинского страхования. С 2011 года взносы составят соответственно 26, 2,9 и 5,1%.

Налоговой политикой правительства недовольны не только предприниматели. Неделю назад на заседании совместной итоговой коллегии Минфина и Минэкономразвития первый заместитель председателя Центробанка Алексей Улюкаев позволил себе критически отозваться о решении повысить ставки страховых взносов в кризисный период.

Решение о замене единого социального налога страховыми взносами с 2010 года и повышение ставок взносов с 2011 года было принято почти год назад, но бизнес поставили перед фактом еще в 2008 году. Правда, тогда, перед самым кризисом, были запланированы одновременная замена налога на страховые взносы и повышение ставок. Позже это решение было частично пересмотрено, не в последнюю очередь из-за реакции бизнеса и общественности, которые использовали уже начавшийся кризис, чтобы надавить на власти. Вообще же отменить принятое решение было уже сложно — иначе, по мнению чиновников, ни о какой пенсионной реформе и уменьшении дефицита Пенсионного фонда речи быть не могло.

С тех пор споры по поводу повышения налоговой нагрузки поутихли, бизнес смирился с неизбежным — по крайней мере публично. Но до реального введения фискальных новаций сложно говорить, какая реакция будет в итоге и как скажется рост нагрузки на экономике в целом. ВВП хотя и показывает в начале этого года приличные темпы роста, но министр финансов Алексей Кудрин на коллегии Минфина и Минэкономразвития признал, что это происходит благодаря низкой базе прошлого года. Так что ждать повторения таких же темпов уже в следующем году не приходится. К тому же пока трудно предугадать, как скажется на мировой и российской экономике нарастающий кризис еврозоны.

ЕСН весьма неподходящий объект для регулирования в кризис

«ЕСН весьма неподходящий объект для регулирования в кризис, аргумент для решения был, собственно, один — состояние нашей пенсионной системы. Никто не задумывался о кризисном эффекте от принятой меры. Решение оказалось несвоевременным, в 2011 году экономика даже еще не начнет выходить из кризиса, в таких условиях повышение налогов будет добивать ее — бизнесу будет просто сложно поднять голову», — говорит Игорь Николаев, директор департамента стратегического анализа компании ФБК. Три выбранных приоритета в период кризиса — социальная защищенность, финансовая стабильность (в виде поддержки в основном банковского сектора) и поддержка отдельных системообразующих («справедливее сказать — неэффективных предприятий», замечает эксперт), не слишком способствовали выходу из кризиса в направлении модернизации и повышении эффективности. А необходимость воплощения в жизнь первого приоритета и привела к тому, что ответственным за его реализацию сделали бизнес. Вместе с тем прямая поддержка отдельных компаний дестимулирует бизнес при разработке собственных антикризисных программ.

В рыночной экономике, где бизнес работает как бизнес, а не как придаток к государству, снижение налоговой нагрузки дает эффект в целом для экономики. В нашем же случае меры по снижению ставок могли бы привести к тому, что бизнес просто стал бы платить еще меньше, чем ему это предлагают.

Евгений Гонтмахер, руководитель Центра социальной политика Института экономики РАН, согласен, что выбранная схема и время для повышения страховых взносов не слишком удачны. Впрочем, экономист, который в свое время также разработал и предложил для обсуждения вариант реформы ЕСН, не винит во всем Минфин, напоминая, что основная заслуга в реализации данных мер принадлежит все-таки Минздравсоцразвития. Вместе с тем г-н Гонтмахер сомневается, что принятые во многих странах меры по снижению налоговой нагрузки на бизнес в кризисный период сработали бы у нас: «В рыночной экономике, где бизнес работает как бизнес, а не как придаток к государству, снижение налоговой нагрузки дает эффект в целом для экономики. В нашем же случае меры по снижению ставок могли бы привести к тому, что бизнес просто стал бы платить еще меньше, чем ему это предлагают. Наши предприниматели не склонны реагировать на сигналы к сотрудничеству».

Безусловно, отрицательным фактором окажется и то, что в результате принятого решения о дифференциации ставок под меньшим прессом окажутся зарплаты выше среднего уровня, которыми славятся прежде всего ТЭК и банковский сектор. «А вот обрабатывающая промышленность, где доля человеческого фактора действительно велика, но зарплаты не дотягивают до установленной границы (415 тыс. руб. в год, на сумму выше этой границы страховая ставка будет равна нулю) безусловно, ощутит негативный эффект. И это не просто усугубит проблемы, но и существенно затормозит модернизацию», — полагает г-н Гонтмахер. Он уверен, что эффект от повышения ставок в смысле увеличения валовых сборов в бюджет в будущем году будет значительно меньше ожидаемого.

Автор: Юлия МИРОНОВА, «Время новостей»

Обсуждение

Комментирование этой статьи недоступно.

  1. Хороший пост. Занесу в закладки.

    Амперметр | 26 мая 2010, 13:03
Бухгалтерские услуги и аутсорсинг

Календарь

Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930